www.castanedadzr.ru
 
Все загадки Карлоса Кастанеды
Сделать стартовой
Добавить в Избранное
Реклама на Портале
Carlos Castaneda
  New Age Portal Карлос Кастанеда Carlos Castaneda
Карлос Кастанеда
 
01. Новости сайта
02. Интервью
03. Мнения
04. Библиотека
05. Практика
06. Фотографии
07. Некролог
08. Юмор
09. Голосования
10. Ваши письма
11. Программы
12. Чат
13. Форум
14. Ссылки
15. Реклама на сайте
RSS на сайте Все загадки Карлоса Кастанеды
 

Интервью

Профессор фон Хельсинг "Давайте поговорим о метафизике"

WARRIORS RADIO REDUX

| Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 |


Часть 3. Кто платит, тот и заказывает музыку

Часть третья: Кто платит, тот и заказывает музыку (Ты платишь деньги, ты делаешь свой выбор).

Добро пожаловать в программу "Займемся метафизикой". Я ваш ведущий, Малахи Констант, и сегодня в нашей программе снова выступит Людвиг фон Хельсинг, известный как автор таких работ, как "Прости меня, миф, но я никогда не делал этого в живом, реальном мире". Сегодня состоится третий из четырех его визитов к нам. Добро пожаловать, профессор.

Профессор фон Хельсинг: Очень рад снова вас видеть, Малахи.

MC: В прошлый раз мы говорили об особой привязанности людей к мифам. В целом, люди используют мифы для того, чтобы придать ясные очертания своей собственной жизни, найти тот смысл, который позволил бы нам сделаться в своих глазах бессмертными. Мифы также можно назвать принципами, вокруг которых мы организуем все свои действия. Многие мифы основываются на иллюзиях, и поэтому, если человек принимает эти мифы, он теряет часть своей индивидуальности (аутентичности). Впрочем, миф о Воине отличается от других; я приведу цитату - "потому что этот миф не об отречении, а о трансформации через ответственность".

PVH: Наш поиск смысла жизни извне себя - проект бессмертия, обреченный на неудачу. То, что придает жизни смысл, - это сама жизнь. Мы выбираем смысл своей жизни посредством внимания. В этом и состоит сила человеческой ответственности. Быть осознающим человеком означает брать на себя ответственность за выбор мифов. Мы ищем смысла, но никогда не находим нужного - того, которого искали. Многие люди принимают первичную иллюзию, которая заставляет их искать спрятанный, но все же доступный Смысл. В скорости они находят его, или живут в надежде или отчаянии его отыскать. Воины знают, что мы никогда не найдем этот смысл. Мы остаемся полностью погруженными в собственные мифы, но в то же время отделенными от результата своих действий, ибо это все глупость.

MC: Путь воина - тоже миф, тогда не является ли он также глупостью?

PVH: Путь воина значительно отличается от всех других, так как воин сознательно отказывается судить о верности первичной иллюзии. Эта разница носит эволюционный характер и берет начало далеко в прошлом, у самых его истоков. Точно так же как человечество недавно отделилось от шимпанзе на генеалогическом древе, относительно недавно те, кто осознали важность сохранения и развития собственного "Я" превыше всего, отделились от людей, которые не захотели подчиниться авторитарному диктаторству и бесконечной пропаганде собственного "Я". Осознающие существа проходят другой путь развития - они признают никчемность своего "Я" и конечность его существования.

PVH: Значит, путь воина - большая, сознательная и контролируемая глупость.

PVH: Жизнь по этому мифу открывает нас лучшее и помогает взять свое безумие под контроль. Давайте будем отдавать всех себя, а взамен не брать ничего, кроме возможности созерцания мира. Тогда мы будем превращаться из догматичных, обманутых защитников некоего иллюзорного смысла в существ, сознательно применяющих всю имеющуюся энергию на выбранном ими пути.

MC: Каким бы этот путь ни был, - путь сердца, кто не хотел бы его пройти? Но как же мы можем взять свое безрассудство под контроль?

PVH: Это так легко, что даже становится сложным. Нужно просто делать то, что вы считаете нужным и правильным.

MC: Постойте, я думал, что ничего нельзя знать наверняка, что все оценочные суждения должны вызывать недоверие. Что вы имеете в виду под словом "правильный"?

PVH: В этом и состоит прагматизм романа воина со знанием. Мы выбираем мифы, наиболее привлекательные для нас. И мы живем с этими мифами ровно столько, сколько они продолжают нас привлекать. Все это время миф проживается целиком, во всей полноте. Внутренние потребности мифа определяют то, что правильно, что нам нужно делать. Иными словами, мир будет взаимодействовать с тем или иным мифом точно так же, как человек проживает этот миф.

MC: "Мы не просто человеческие существа, познающие мир. Мы есть мир, который познает существование в виде человеческих существ". Таким образом, осознающие люди пытаются проверить подлинность мифов, которыми они живут - они желают лично достичь того смысла, который предлагает миф.

PVH: Потому что таким путем они приносят этот смысл миру. Мы находимся в полной солидарности с миром. Мы - не единственное, что существует в этом мире, но мы есть не что иное, как часть этого мира. Я думаю, что человечество от природы связано с безмолвным знанием, под которым я подразумеваю знание мира о том, что случится после. Я верю в это, потому что я доверяю своему личному опыту в этой области.

MC: Иногда мы просто знаем. Человек стреляет и попадает.

PVH: Совершенно верно! Когда мы имеем связь с миром и его намерениями по поводу будущего, мы ощущаем это. И мы не можем ошибиться. Средний человек на определенном уровне осведомленности знает, когда он действительно прилагает все силы для достижения цели. Это чувство - ответ безмолвному знанию. По крайней мере, часть времени мы не делаем всего, что в наших силах - и это ощущение всем нам тоже знакомо. Мы знаем, что могли бы сделать что-то лучше. Воины воспринимают это как вызов самим себе. Другие нет - они слушают диалог внутри себя, который оправдывает их "Я".

MC: Мы утешаемся тем фактом, что все люди проигрывают. Мы придумываем разные оправдания. Мы жалуемся, сожалеем об упущенном. Отвлекаем свое внимание. Мы остаемся незаконченными.

PVH: Мы узнаем себя в других. Отсюда выражение "не жить сообразно собственному потенциалу".

MC: Как поет Джон Прайн: "Если ты все время проигрываешь, это значит, ты не используешь то, что считаешь действительно правильным".

PVH: Именно! Внутренний диалог реагирует на это, называя себя совестью. Но это явление возникает не во внутреннем диалоге - оно охватывает гораздо большее.

MC: И так как воины не имеют слепой веры в этот внутренний диалог, они пытаются найти другие аспекты этого явления, когда человек заранее, от природы знает, что ему нужно для полной реализации своего потенциала.

PVH: Воины даже идут немного дальше - они хотят так близко соприкасаться с безмолвным знанием, как только возможно. Они хотят знать намерения мира, читать его сигналы. Все волшебство здесь заключается в том, что, по крайней мере, человек безукоризненно выполняет свою роль как "вовлеченной части мира".

MC: Вернемся к программе. Итак, вопрос на $64,000: как вы узнаете о том, что от вас ждет этот загадочный мир - какому мифу он предлагает вам следовать, если вера во что-либо есть глупость? Как найти путь сердца? Как научиться контролировать собственную глупость? Как не потеряться в Темном Море Осознания?

PVH: Контролировать значит обуздывать и сдерживать. Упражняйтесь в сдерживании. Наше положение в этом загадочном мире не позволяет нам узнать, какой путь ведет к жизни, а какой к смерти. Любая стратегия, какой бы мы не последовали, может оказаться ошибкой. Поэтому любому пути мы посвящаем как можно меньше времени. Воины остаются на том или ином пути, только пока они находятся с ним в полном единстве. Их не интересует пустая болтовня, они не станут лицемерить или догматично защищать свою позицию, чтобы остаться в зоне комфорта. Пока воин находится на пути, он прилагает максимум усилий, причем делает это максимально изящно. Осознающее существо живет умеренно.

MC: Подождите секунду, дайте я возьму словарь. "Умеренно" означает "используя что-либо экономно" или "ограничиваясь лишь самым необходимым"?

PVH: Воины стремятся к тому, чтобы делать все необходимое и достаточное, к тому, чтобы ничего не терять. Что есть потеря? Излишек сверх необходимого. Что определяет понятие "необходимого"? Миф, по которому вы живете, смысл, которого ищете. Что есть достаточное? Нахождение этого смысла.

MC: Но неужели нам нужно жить только чувствами? Разум вообще не вписывается в эту картину?

PVH: Конечно же, вписывается. Подвергайте все сомнению. Старайтесь понять как можно больше через распознавание и исследование тех мифов, по которым вы живете сегодня. Определите пути, которые не относятся к вашему мифу. Выберите пути, которые сводят все ваши потребности на нет. Тогда вы поймете, что необходимо для жизни по мифам, которые вы выбрали, а что необязательно. Вы увидите, что без каких-то вещей вам было бы лучше. Что-то давно забытое, наоборот, вы захотите вернуть, и, быть может, это будет служить вам еще лучше, чем раньше.

MC: Значит, разум все же необходим. Какую роль играет разум в мифе воина?

PVH: Разум делает наше восприятие осмысленным и понятным. Когда мы сбрасываем с себя иллюзии, наша способность рассуждать становится лучше, внутренний диалог выходит наружу, и растет наша осведомленность. Миф о колдовстве говорит нам, что наша связь с безмолвным знанием наиболее чиста, когда наши действия проистекают из внутренней тишины, когда внутренний диалог отключен. Но этот миф также называет наш разум инструментом. Цель, в моем понимании, состоит не в том, чтобы уничтожить внутренний диалог и таким образом потерять даваемую им способность интерпретировать и поддерживать восприятие, а в том, чтобы передать штурвал в руки нашего истинного "я", воспринимающего все изнутри. Мы хотим получить максимально чистый сигнал, но мы также хотим иметь возможность этот сигнал отключать. Наше "я", которое злоупотребляет силой разума, диктаторски пытаясь защитить себя, не дает никому вставить слова, чтобы не потерять свою власть.

MC: Воины загоняют джина обратно в бутылку. Но как нам распорядиться своими тремя желаниями?

PVH: Ответы на этот вопрос могут быть такими разными, как и сама жизнь. Но давайте попробуем посмотреть на это с точки зрения простого здравого смысла. Допустим, что я успешно достиг смысла, соответствующего моему мифу. Предположим, я наконец-то накопил денег на отпуск на Карибских островах. Если моя потребность в смысле все еще не удовлетворена, не значит ли это, что нужно исследовать другие возможности этого мифа? Или, допустим, я не смог достичь этого смысла и не имею того, что требуется для его достижения. Путевки в пятизвездочные отели на дороге не валяются. Опять же, значит ли это, что мне нужно исследовать другие возможности мифа?

MC: А как насчет третьего случая? Что если вы достигли смысла, которого искали, и вы удовлетворены?

PVH: Тогда вы начинаете жить мифом воина! Воины проходят путь своим сердцем. Те смыслы, которые они находят, дают больше, чем чувство удовлетворенности. Эти смыслы просто потрясающие. Они могут быть необъятными. И они требуют дисциплины и внимания.

MC: Прямо как в школе...

PVH: Дисциплина необходима воину, чтобы хладнокровно реагировать на любые обстоятельства, ожидаемые или неожиданные.

MC: Ровное расположение духа позволяет воину всегда быть начеку. Но как воины борются с искушением приобрести красивые вещи, которые они видят вокруг, завладеть ими и таким образом стать зависимыми от них?

PVH: Дисциплина дает трезвость ума, которая не позволяет воину поддаться искушению и прилепиться к тому или иному смыслу до того, как выйдет весь сок. Цветок живет для красоты и использует красоту для того, чтобы жить. Воины обращают внимание на то, как цветут все цветы на их пути. Осознающие существа, они перемещаются от цветка к цветку, как птичка колибри - только сядет на один цветок, а посмотришь, она уже вспорхнула. Воины не хотят сделать эти цветы своей собственностью, они лишь наслаждаются ими и идут дальше. И после встречи с ними цветок, скорее всего, останется таким же, как был.

MC: Звучит восхитительно, но почему же тогда все люди так не живут?

PVH: Страх, скрытый под маской иллюзии.

MC: То есть, стать дисциплинированным означает принять еще больше страха в свою жизнь. Что, так действительно должно быть?

PVH: Подумайте о том, что происходит в нашем теле, когда мы боимся. Наши чувства находятся на подъеме, наше внимание сконцентрировано, мускулы полны энергии. Да, воины живут со страхом. Но в том же самом прагматичном смысле, как они живут с потребностью избавляться от отходов своего организма - иногда это приятно, иногда нет, но всегда необходимо. Страх - это естественная биологическая реакция организма на жизнь в этой вселенной, полной хищников. Но подумайте теперь об американских горках - страх может быть очень даже веселым чувством! Чем сильнее переживания, тем больше у человека страха. Воины определяют дисциплину как способность сконцентрироваться на переживании, а не на страхе. Это та самая дисциплина, которая помогает парашютисту ступить за борт самолета.

PVH: "Искусство воина состоит в поддержании баланса между ужасом и чудом человеческого бытия." То есть получается так, что дисциплина воина есть не что иное, как мужество?

PVH: Да, но не просто мужество, а мужество рассудительное и разумное. Прежде чем заряжать автомат, воин сначала тщательно взвесит все остальные возможности.

PVH: Благоразумие есть вершина (лучшая сторона) доблести.

PVH: Определяющая характеристика дисциплины воина - это то, что она применяется к опыту, прожитому максимально честно. Это означает, что какие-то стандартные способы подавления страха не годятся для воинов. Для воинов страх - это цена жизни, в то время как средний человек пытается свести страх к минимуму, теряя при этом новый ценный опыт. Они ограничивают свои переживания рутиной. Их защита - это вера.

MC: Что же, верить - это плохо?

PVH: Вера - это попытка симулировать связь с немым знанием, прийти туда, где нет сомнения. Если на все сомнения получен ответ, то вызвавший их страх можно проигнорировать.

MC: Но тогда получается, что сила веры укрепляет людей. Разве воинам не нужна вера?

PVH: Да. Но "контролируемая глупость" можно иначе назвать "умной верой". Контролируемая глупость больше веры. Она больше разума. Она превосходит их, потому что включает в себя и то, и другое, и она больше веры и разума вместе взятых. Вера позволяет человеку отдавать всего себя, разум помогает, наоборот, от всего отделяться. Это может показаться парадоксальным, но контролируемое безумие есть искусство быть безупречным. Безупречным в поисках страсти.

MC: Страсти? Я думал, что воины благоразумны.

PVH: Да, но им для этого требуется себя воспитывать и дисциплинировать. Вопрос, на который я постепенно отвечаю, таков: если я перестаю подчиняться рациональным махинациям моего "Я" как движущей силы своей жизни, как мне выбрать путь? Ответ: слушать свое сердце. Конечно, в переносном смысле - стетоскоп тут не требуется. Согласно мифу воина, мы здесь для того, чтобы расширить наше знание и таким образом расширить те знания, которые имеет мир. Знания, осознание расширяются с помощью внимания. Мы сами выбираем себе объекты внимания. Мы выбираем смысл жизни!

MC: Следуя тому, что нас волнует и вызывает в нас какие-то чувства. Мы раскрываем и используем свои страсти.

PVH: Воины стремятся достичь того, что входит в ближайшие намерения мира (что мир хочет, чтобы случилось после). Они верят, что каким-то таинственным образом их страсти показывают, что это могло бы быть. И они следуют этим признакам так честно и беспощадно, как могут, с надеждой, мудростью, смехом и любовью. С надеждой, потому что нужно верить, что наши усилия и самоотдача чего-нибудь значат. С мудростью, потому что мы знаем, что наша надежда тщетна. Со смехом, потому что нечего терять. С любовью, потому что самое лучшее, что мы можем сделать, - это уделять внимание тому, что мы любим. Наше внимание обращает внимание мира на любимое нами. Мы сердце мира.

| Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 |

www.energia-info.ru
Перепечатка статей запрещается.

Обсудить на форуме...



 
 



 
Если вам понравился сайт и вы хотите поспособствовать его развитию, мы будем рады вашей финансовой помощи:
Яндекс-деньги
№ 41001116646972
WebMoney
R822127554281
Z144341711580

Спасибо!

 
 
 
Contacts: e-mail18+     ©2001-2016 http://www.castanedadzr.ru